Вольный перевод стихотворения Спайка Миллигана.

 

Автор перевода Алена Подобед.

 

Мой верный друг

Мой верный друг - мой

    старый добрый пес,
Я не закрыл твои,
            прошаясь,веки
И не узнал, что ты
               ушел навеки,
И не пролил над телом
               горьких слез...

Так взрослые, жалея,
                        берегут
Детей от вида смерти
                и несчастья,
А помнишь, пес, как мы
                 играли часто
С тобой и ты отличный
                   был бегун.

Всегда найдется повод 

погрустить О прошлом.

Вот и я

сейчас тоскую И мысленно твой 

мокрый нос целую... Прости меня,   

пожалуйста, прости...

 


«Рыжая дворняга». (Э. Асадов)

Хозяин погладит рукою

Лохматую рыжую спину:

 - Прощай брат! Хоть жаль мне, не скрою,

Но все же тебя я покину.

Швырнул под скамейку ошейник

И скрылся под гулким навесом,

Где пёстрый людской муравейник

Вливался в вагоны экспресса.

Собака не взвыла ни разу,

И лишь за знакомой спиною

Следили два карие глаза

С почти человечьей тоскою.

Старик у вокзального входа

Сказал: - Что? Оставлен, бедняга?

Эх, будь ты хорошей породы…

А то ведь простая дворняга!

…В Вагонах, забыв передряги,

Курили, смеялись, дремали…

Тут, видно, о рыжей дворняге

Не думали, не вспоминали.

Не ведал хозяин, что где-то

По шпалам, из сил выбиваясь,

За красным мелькающим светом

Собака бежит, задыхаясь!

Споткнувшись, кидается снова,

В кровь лапы о камни разбиты,

Что выпрыгнуть сердце готово

Наружу из пасти раскрытой!

Не ведал хозяин, что силы

Вдруг разом оставили тело,

И, стукнувшись, лбом о перила,

Собака под мост полетела.

Труп волны снесли под коряги…

Старик! Ты не знаешь породы:

Ведь может быть тело дворняги,

А сердце - чистейшей породы!


 

«Мужчины» В. Кузьмина

На это свои есть причины,

А может, и мы надоели –

Уходят из дома мужчины,

Уходят в дожди и метели.

Зов предков и мощный, и властный

Их с детства манит и тревожит.

Ни губы , ни руки, ни ласки

Ничто удержать их не может.

Ружье и рюкзак за плечами,

Всей грудью вдыхая прохладу,

От суетных слов и печалей

Уходят мужчины – так надо!

Так надо – ночевки, дороги,

Азартная радость охоты.

Так надо – мужские тревоги,

Так надо – мужские заботы.


 

 

 

«Наставнику»  Н. Морозова

Объясни городскому мальчишке

Тишину и тревогу лесов,

К самовару хрустящие шишки

Целый день собирать он готов.

Он поймёт каждый шелест травинки,

Каждый след на сыром берегу

И в бору трепетанье осинки,

Колокольчиков звон на лугу…

Он с транзистором в поле не выйдет,

Муравейник в лесу не сожжет,

Он зверей никогда не обидит,

Он с природою в ногу пойдёт.

Осторожною, сильной рукою

Исправлять ,помогать и лечить…

Разве миссией доброй такою

Ты не будешь всю жизнь дорожить?


 

«Песнь о собаке» (С. Есенин)

Утром в ржаном закуте,

Где златятся рогожи в ряд,

Семерых ощенила сука,

Рыжих семерых щенят.

 

До вечера она их ласкала,

Причесывая языком,

И струился снежок подталый

Под теплым её животом.

 

А вечером, когда куры

Обсиживают шесток,

Вышел хозяин хмурый,

Семерых всех поклал в мешок.

 

По сугробам она бежала,

Поспевая за ним бежать…

И так долго, долго дрожала

Воды незамерзшей гладь.

 

А когда чуть плелась обратно,

Слизывая пот с боков,

Показался ей месяц над хатой

Одним из ее щенков.

 

В синюю высь звонко

Глядела она, скуля,

А месяц скользил тонкий

И скрылся за холм в полях.

 

И глухо, как от подачки,

Когда бросят её камень в смех,

Покатились глаза собачьи

Золотыми звёздами в снег.

 

 


 

 

«Сукин сын» (С. Есенин)

Снова выплыли годы из мрака

И шумят, как ромашковый луг.

Мне припомнилась нынче собака,

Что была моей юности друг.

 

Нынче юность моя отшумела,

Как подгнивший под окнами клён,

Но припомнил я девушку в белом,

Для которой был пес почтальон.

 

Не у всякого есть свой близкий,

Но она мне как песня была,

Потому что мои записки

Из ошейника пса не брала.

 

Никогда она их не читала,

И мой почерк ей был не знаком,

Но о чем-то подолгу мечтала

У калины за желтым прудом.

 

Я страдал… Я хотел ответа…

Не дождался… уехал… И вот

Через годы… известным поэтом

Снова здесь, у родимых ворот.

 

Та собака давно околела,

Но в ту ж масть, что с отливом в синь,

С лаем ливисто ошалелым

Меня встретил молодой ее сын.

 

Мать частная! И как же схожи!

Снова выплыла боль души.

С этой болью я буду моложе,

И хоть снова записки пиши.

 

Рад послушать я песню былую,

Но не лай ты! Не лай! Не лай!

Хочешь пес, я тебя поцелую

За пробужденный в сердце май?

 

Поцелую, прижмусь к тебе телом

И, как друга, введу тебя в дом…

Да, мне нравиться девушка в белом,

Но теперь я люблю в голубом

 


 

 "Дворняжка Рекс"

Мой сосед по даче рассказал мне такую историю о дворняжке Рексе. «Конечно, такую кличку дворняжкам обычно не дают. Рекс — это ведь по-латыни означает «император», «король». Так можно назвать громадного дога, мощного сенбернара или любую иную собаку крупной породы, скажем, ньюфаундленда или мастифа. Все это — красивые, породистые животные, настоящие короли собачьего мира.

Впрочем, как по-настоящему звали Рекса, никто не знал. Собака увязалась за нами в лесу, когда мы ходили по грибы. С пушистым хвостом, уши торчком, но морда не лисья хитрая, а умная и словно в улыбке. Глаза тоже умные, добрые. На шее кожаный ошейник. Значит, не бродячая, а просто заблудилась, потеряла хозяина. Так у собак бывает, особенно у молодых. Почует заячий след, возомнит себя опытной гончей, да и понесется, не разбирая дороги! А куда дворняжке зайца поймать! Это ведь и не всякой охотничьей собаке под силу. Так и теряются, бывает, в лесу иные псы. Задора много, а опыта нет.

Не стали мы гнать собаку, вдруг она из нашего дачного поселка, найдется хозяин. Впустили на участок, налили в миску молока, покрошили хлеба, она с удовольствием все съела, миску вылизала, сильно проголодалась, видимо. Мои мальчишки бросились гладить пса, тормошить, за уши таскать. Младший, трехлетний Егор, даже попытался вскарабкаться на собаку. Пришлось поручить охрану дворняжки старшему, Сергею. Он уже четыре класса окончил, осенью в пятый пойдет. Такому можно доверить собаку.

— Пусть пока это будет твой пес! — сказал я сыну. — Только не позволяй Егорке его мучить!

Хозяин приблудной дворняжки так и не нашелся, и осталась она жить у нас на даче. Даже охранять стала, усердно облаивала всякого, кто близко подходил к забору. А когда окрест было спокойно и никто не покушался на нашу петрушку и лук, собака забиралась на скамью под кустом жасмина и, вытянув вперед лапы, гордо смотрела на всех, высоко подняв веселую морду.

— Ну, прямо как сфинкс располагается, — решила жена. — Простая дворняжка, а какой царственный вид!

Может быть, именно поэтому мы и назвали пса Рексом, точно не помню.

Но вот кончился август, надо было перебираться назад в город, Сергею скоро в школу. Да и мой отпуск подошел к концу. А как быть с Рексом?

Знаю, некоторые заводят на даче собак, кошек, а потом их там и бросают. Живи, мол, как хочешь. Конечно, не все домашние животные погибают, иные выживают. Становятся бродячими, полудикими, кормятся по помойкам или где придется. Гнезда разоряют, лягушек ловят. Но разве это дело — бросить на произвол судьбы домашнее животное, друга человека?

И я решил взять Рекса с собой в Москву, показать там ветеринару, сделать все необходимые прививки, и пусть живет, квартиру стережет.

Но жена воспротивилась.

— Куда нам! — сказала она. — Квартира у нас небольшая, тесно, да и гулять с собакой надо два-три раза в день! Кто будет? Мы ведь с тобой на работе, Егорка в детсаду, Сергей в школе!

— Хорошо, — сказал я. — Возьмем временно, не бросать же собаку одну на даче! Да и дети расстроятся! А в городе мы ее отдадим Ивану Степановичу, он геолог, заберет Рекса с собой в экспедицию!

На том и порешили.

Но когда приехали в город, оказалось, что наш сосед, Иван Степанович, еще не вернулся из отпуска. Через неделю, сказали, будет. Пришлось мне раньше на час вставать, перед работой гулять с Рексом. И вечером тоже час, после работы. Полезно, конечно, для здоровья, только знакомые удивлялись:

— Что это вы за собаку себе завели, Борис Викторович, неужели не смогли достать какую-нибудь породистую?

Ну, а я отвечал, что непородистые мне, дескать, больше нравятся. Недаром же в космос первой полетела дворняжка. Потому что дворняжки выносливее и даже иногда умнее бывают, чем любые породистые собаки. Но все-таки где-то как-то обидно было. Не за себя, за Рекса. Но тут произошло такое событие.

В воскресенье, накануне возвращения из отпуска Ивана Степановича, мы, как обычно, пошли с Сергеем в кино на детский сеанс — мультфильмы смотреть. А Егор с мамой дома остались, обед готовить. Рекса, конечно, мы с собой тоже не взяли: собак в кино не пускают.

Мультфильмы были очень интересные, из серии «Ну, погоди!». Вернулись мы домой довольные, чуть ли не бегом поднялись к себе на пятый этаж, рассказать скорее маме про кинокартину.

А дома что-то невероятное: Егор сидит на диване и ревет, мама тоже вся в слезах, держит на руках Рекса и целует его в морду. Что же произошло?

Оказалось, полчаса назад звонит нам в дверь соседка из дома напротив, наши окна смотрят прямо в окна другого дома. Мама открывает дверь, а соседка ей и говорит:

— Спасайте скорее своего малыша! Он через балкон вылезает!

Мама бросилась в столовую, где дверь на балкон, и видит: Рекс тянет Егорку за рубашку с табуретки, всеми четырьмя лапами упирается. А Егорка вцепился руками в ограду балкона, еле держится на табуретке. Он, оказывается, пока у мамы что-то подгорало на кухонной плите, потихоньку затащил на балкон табуретку, залез на нее и решил, видимо, посмотреть, что там внизу, под балконом. Глупый мальчишка, маленький, еще не понимает, как легко равновесие потерять.

Этот Егоркин маневр заметила соседка в доме напротив и тут же побежала к нам. Но тем временем Рекс, который все время был в столовой — ему на кухню входить не разрешалось, очевидно, понял, что ребенку грозит опасность. И вцепился Егору в рубашку, стал тянуть мальчишку вниз. И даже когда мама подбежала, схватила Егорку на руки, не отпускал Рекс рубашку, рыча даже: как это, мол, можно маленького ребенка без присмотра оставлять?!

Ну, тут мама, конечно, поняла, что Рекс ее сыну жизнь спас. Шлепнула Егорку, чтобы впредь неповадно было, посадила на диван. А на руки Рекса схватила…

Потом мы записали Рекса в городской клуб собаководства, в группу беспородных собак под названием «Дружок». В этой группе кто хочет, может с помощью опытных дрессировщиков обучать дворняжек как породистых собак самой различной собачьей науке: через барьеры прыгать, по буму ходить, преступников задерживать. Обученные дворняжки допускаются к участию в соревнованиях и даже медали получают. За ум и выучку.

…Прошел год. Мы с Сергеем выводили Рекса на прогулку, словно заслуженную породистую собаку. На красивом красном ошейнике — мамин подарок — у него висели две золотые медали. А Иван Степанович так и отправился в свою экспедицию один, без собаки. Хотя и очень просил у нас Рекса:

— Замечательная собака! — сказал он. — Умница! Не все «короли» такими бывают!»